«Непотопляемый» главный фискал Насиров превзошел по «репрессиям» сбежавшего главу мисдоха

«Непотопляемый» главный фискал Насиров превзошел по «репрессиям» сбежавшего главу мисдоха

16
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В Налоговом кодексе есть статья 19-1 «Функції контролюючих органів», содержание которой отвечает её наименованию — контролирующие органы обеспечивают соблюдение налогового законодательства, а также полноту и своевременность выполнения налоговых обязательств. Но ни в этом законодательном акте, ни в другом законодательстве Украины вы не найдете такой функции фискальной (ранее — налоговой) службы, как утверждение плана сбора налогов и его выполнение любыми способами. Однако, если вы наберёте в поисковике фразу «фискальная (или налоговая) служба Украины перевыполняет план по сбору налогов», получите немало ссылок с таким содержанием. 

О перевыполнении плана налоговых сборов регулярно рассказывал подручный Януковича, бывший глава минсдоха Клименко. Не отстаёт от него нынешний глава государственной фискальной службы (ГФС) Роман , который, например, по итогам первого квартала рассказывал о рекордной сумме собранных налогов. При этом складывается такое впечатление, что в бюджет вносят платежи не налогоплательщики, а лично сам главный фискал страны. О своих «успехах» рассказывал и по итогам восьми месяцев 2016 года.

То есть, контроль соблюдения налогового законодательства фискалами подменяется на не закреплённую в законодательстве функцию — выполнение плана по наполнению бюджета любыми способами. Хотя, по сути, должна сказать — ребята, мы просто контролируем соблюдение норм Налогового кодекса. При этом мы не собираем , мы просто контролируем их полную и своевременную уплату налогоплательщиками. Сколько по итогу получится, не наша проблема. Если считаете, что собирается мало, то меняйте законодательство, ставки налогов, расширяйте налоговую базу, но не требуйте от нас побольше денег, если все предприятия уплатили то, что положено по закону.

Но такого разговора нет и вряд ли мы его дождёмся в ближайшее время. В том числе и потому, что нынешний глава правительства Владимир Гройсман, позиционирующий себя как человек нового поколения и новых взглядов, действует по старинке, сам требует от Насирова деньги, только деньги и ещё раз деньги, и заявляет, что главный фискал страны его полностью устраивает.

В то же время бизнес говорит, что предприятия напрягают не столько размеры налогов, сколько удручающая система их администрирования.

Как налоговая может собирать всё больше налогов без обеспечения роста экономики и отчитываться о перевыполнении плана?

Во-первых, путём не совсем корректного сравнения. Ведь некоторые налоговые ставки менялись, изменялись круг налогоплательщиков и налоговая база. Например, рост поступления налогов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года достигался порой благодаря увеличению ставок акциза, поскольку в 2016 г. на 13% был повышен акциз на топливо, на 50% — на спирт, на 100% —  на пиво и вино, на 40% — на табак.

При этом, в связи со снижением ставки ЕСВ на 25% сократились поступления от него.

То есть, не от усердия фискальщиков-налоговиков зависит наполнение бюджета. 

Во-вторых, налоговая не брезгует приписками или искажением данных ради «красивой картинки».

В-третьих, некоторый прирост отчислений в бюджет может происходить из-за изменения курса гривны.

Но главный и самый неприятный козырь — это откровенное, наглое, а порой и хамское давление на бизнес, о котором говорится в приведенном выше видео. Причём, в этом Насиров обошёл даже славившегося умением выбивать налоги наперед сбежавшего главу минсдоха Клименко.

По официальным данным в январе–марте этого года открыто 1006 уголовных дел, уведомление о подозрении вручено в рамках 32 из них, а признаны судами виновными лишь восемь.

Таким образом, открытие уголовных дел против бизнеса за уклонение от уплаты налогов это всего лишь способ оказания давления для выдавливания дополнительных перечислений в бюджет.

В фискальных органах до сих пор используется показатель так называемой «коэффициент налоговой нагрузки» на предприятий, ниже которого налоговики «запрещают» показывать в декларации сумму налогов. Одновременно сверху спускается план сбора денег для каждого подразделения фискальной службы.

Пример из жизни. Звонок в бухгалтерию и такой разговор.

— Здравствуйте. Как хорошо, что я вас застала. Это налоговая. Я недавно в этом отделе работаю, мне говорили, что вы очень хорошие люди. А у меня как раз недавно внучка родилась…

— Извините, что вы хотели?

— Вы могли бы перечислить налоги наперед, а то нам область план увеличила, требует.

— У нас нет такой возможности. Что положено, мы заплатили.

— Ой, вы знаете, а другие предприятия нам никогда не отказывают…

— Ну, значит, мы не такие…

Короче, от ворот поворот, но этим не закончилось, налоговая всё равно ещё звонила и вымогала деньги, пытаясь надавить на руководителя предприятия. Кстати, обычная, к сожалению, ситуация для бизнеса.

Другой приём для несговорчивых — проверка и доначисление налогов и штрафов. Причём, сумму «налоговой нагрузки» налоговики объявляют ещё до начала проверки, а затем всяческими путями накручивают эту цифру.  

Из разговора с бухгалтером. Раньше, при Клименко, тоже давили, тоже требовали уплаты налогов наперёд. Но тогда налоговая себя позиционировала как сервисную службу и от них требовали вежливого отношения к налогоплательщикам, поэтому он общались нормально. Сейчас налоговики стали вести себя наглее, хамовитее, развязнее. Даже год назад они так себя не вели и так не разговаривали.

Наиболее распространённый сейчас приём, оставшийся в наследство от минсдоха, это признание налогоплательщика и оформленных им документов фиктивными. Причём, недействительность или фиктивность доказывается не через суд. Если быть точным, она вообще никак не доказывается. Просто проверяющие налоговики так решили, вот и все доказательства. А признание предприятия фиктивным является для налоговиков основанием для проверки всех его контрагентов. Последствия при этом могут быть серьезными — все операции якобы неблагонадежного налогоплательщика с его контрагентами, включая налоговый кредит и валовые расходы, могут быть признаны незаконными. Отражение такого факта в акте проверки «автоматически» приводит к увеличению налоговых обязательств.

Примеры из жизни.

При рассмотрении акта проверки проверявшие утверждали, что им не предоставляли необходимые документы. На уточняющий вопрос пояснили — «У вас там охрана, она нас не пускала, мы не могли войти». «То есть, вы подтверждаете, что охрана у нас есть. — говорит представитель предприятия. — Почему же вы тогда в акте указали, что договор на охранные услуги фиктивный?» Ответ говорит сам за себя — «Откуда мы знали, что это именно та фирма?»…

Другой пример. У предприятия имеется решение суда, вступившее в законную силу, которое отменяет налоговое уведомление-решение о доначислении налогов из-за признания одного из контрагентов предприятия фиктивным. Но проверяющие, не смотря на имеющееся судебное решение, вновь указывают этого же контрагента как фиктивного, вновь делают доначисление, да ещё и начисляют штраф в пятикратном размере, как за повторное нарушение. На естественный вопрос «Как так?», «шикарный» ответ — «А мы не согласны с решением суда, мы думаем, что будем его обжаловать»…

Подобных примеров поведения фискальной службы можно приводить массу, а всё потому, что сверху давят — выполняйте и перевыполняйте план! И налоговики понимают свою безнаказанность. Более того, они знают, что если не будут доначислять, их точно накажут. А если напишут какую-нибудь ересь, то их «наверху» поймут. 

В то же время в различных изданиях размещены материалы журналистских расследований о том, что Насиров скрывал наличие у него, как минимум, двух элитных квартир в Лондоне и не указывал их в своих декларациях.

Недавно восстановленный в своей должности заместитель главы фискальной службы Kostiantyn Likarchuk по поводу подачи насировым е-декларации пишет:

«Возвращаясь к насировской декларации — он задекларировал квартиры в Лондоне в графе нематериальные активы.

Материальные или нематериальные это активы — не суть важно. Главное, что он имел право пользования этими квартирами и, соответственно, обязан был их декларировать, а все проверки Нацагентства по вопросам госслужбы, все писульки от разного рода околоюридических экспертов, которые предъявлялись Насировым год назад — блеф, фикция и откровенное враньё.

НАБУ может спокойно заканчивать досудебное следствие и выносить Насирову уведомление в подозрении по ст.366-1.

Однако, я так понимаю, что друг Насирова Сытник намеренно тормозит завершение следствия по этому делу, чтобы истекли сроки для привлечения Насирова к ответственности за это преступление«.

В другом посте он продолжает эту тему.

«А вот и настоящяя декларация Насирова! Почти полная! Не отражён офф-шор и счет в швейцарском банке, а также немного закамуфлированы квартиры в Лондоне, но можно насладиться красотой момента».

Ранее Ликарчук рассказал, что 20.08.2015 двумя импортерами были оформлены контейнеры одного типа с китайскими бензопилами одинаковой мощности (далее цитата).

«Первый — в Киевской области, прикрывшись контрактом с офшорной компанией, заплатил в бюджет 1.37 $/кг.
Второй предъявил в Черкасскую таможню «прямой» контракт с реальным производителем и ценой товара, заплатив в бюджет 5.7$ за килограмм того же товара (см. код и наименование товара).

Итог: первая компания заплатила 6.7 тыс. $ за 16.8 тонн, а вторая — 31.5 тыс. $ за 19.5 тонн товара.

Как такое может быть?

Все просто: за деньги (половина от «сэкономленной» суммы таможенных платежей поступает в «черную кассу» коррупционного клана).

И не упрекайте меня, что не говорил о проблеме раньше. Просто вспомните одесское совещание.

И знайте, что поручение Президента г-н Насиров так и НЕ ВЫПОЛНИЛ». 

Назначил Романа Насирова новым руководителем Государственной фискальной службы Кабмин. Если ему верить, Насиров стал лучшим из 67 кандидатов на должность. 

Насиров был народным депутатом от Блока Петра , в партийном списке у него был проходной 51-й номер. В Верховной Раде он возглавил парламентский комитет по вопросам налоговой и таможенной политики.

За время работы в парламенте не направил ни одного депутатского запроса, но подал 40 законопроектов, почти все из которых касаются налоговых изменений, размеров платежей и сборов.

В то время, как ставится вопрос о ликвидации либо реформировании налоговой милиции, Роман Насиров одобряет ей деятельность. По его мнению, если бы ее деятельность была незаконной, то ГФС получила бы жалобы от бизнеса. Поэтому, как заявил сам Насиров, на данный момент у него нет конкретного плана реформирования налоговой милиции.

В то же время министр финансов Александр Данилюк заявил о незаконности существования налоговой милиции. По его словам, этот орган при проверках ссылается на закон «О милиции», которого уже не существует. Также он считает её «врагом номер один», которого нужно ликвидировать.

Когда готовилась эта публикация, стало известно, что Верховная Рада во втором чтении приняла законопроекты 2418а, 2531а относительно либерализации системы государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности. 

Законопроект 2418а предусматривает создание единых прозрачных правил проведения проверок для большинства органов (надзора, контроля) и определяет четкие правила работы этих органов. Кроме того, он создает интегрированную систему государственного надзора (контроля), а также вводит понятие «презумпции невиновности», когда расхождения в законодательстве трактуются в пользу бизнеса.

Законопроект 2531а вводит административную ответственность за нарушение порядка осуществления контроля.

Заместитель министра экономического развития и торговли Максим Нефёдов комментирует принятие законов так: «Благодаря уменьшению продолжительности и периодичности проверок, затраты бизнеса на взаимодействие с контролирующим органом сократятся на 65%, а это, по подсчетам экспертов около 539 млн грн в год».

Согласно законопроектам продолжительность плановых проверок не может превышать 10 дней для больших компаний и 5 дней для малого бизнеса. Все плановые проверки в году не могут длиться больше чем 30 рабочих дней (большой бизнес) и 15 рабочих дней (малый бизнес).

Кроме этого, законом устанавливается периодичность проведения плановых проверок для предприятий всех степеней риска:

  • раз в два года для предприятий с высокой степенью риска,
  • раз в три года для предприятий со средней степенью риска,
  • раз в пять лет для предприятий незначительной степени риска.

Виктор Яковлев

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.