Гаагский суд, «Украина против России» — что было, что будет, чем сердце...

Гаагский суд, «Украина против России» — что было, что будет, чем сердце успокоится

65
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Предварительные слушания в Гаагском международном суде по делу «Украина против России» завершились и у многих возникли вопросы — Почему так мало? Что дальше? А будут ли судить Путина?

Глава украинской делегации в Международном суде ООН, заместитель министра иностранных дел Елена Зеркаль пояснила, что украинская сторона сознательно не ставила перед Международным судом ООН вопросов российской агрессии и оккупации украинской территории, чтобы сделать акцент на юридической позиции, закрепить именно юридическое обоснование агрессии, а также избежать обвинений в политизации судебного процесса. 

«На самом деле мы не хотим, чтобы Украину обвинили в манипулировании судом и политизации судебного процесса. Это пытается представить процесс как политический. Мол, Украина подала в суд, чтобы заменить другие форматы поиска урегулирования конфликта», — сказала Зеркаль, отвечая на вопрос о критике по поводу ее выступления на судебных слушаниях в Гааге.

По словам Зеркаль, Международный суд ООН — очень консервативная инстанция. В то же время, Россия пытается ослабить украинскую позицию именно вопросами юрисдикции.

«Поэтому мы решили действовать в надежных юридических рамках, установленных двумя конвенциями, по которым мы инициировали это дело против России. Для нас важно получить результат, а не положительную оценку Facebook-сообщества. Поэтому мы сознательно не ставим перед судом вопросов оккупации украинской территории, территориальной принадлежности Крыма, наличия или отсутствия российских войск на Донбассе. Мы говорим о споре как об исключительно юридическом деле, в котором ищем правовой защиты для граждан Украины», — резюмировала она.

По её мнению, решение суда о предупредительных мерах по обеспечению иска следует ожидать к концу апреля и, как сказал Зеркаль, есть определённая уверенность, что это решение для Украины будет положительным.

Если рассматривать поданный иск именно с юридической стороны, он напрямую не касается, ни оккупации Крыма Россией, ни российской агрессии в Украине, хотя в рамках данного судебного дела рассматриваются последствия действий Кремля.

Международный суд не вправе выходить за рамки заявленных исковых требований и не имеет полномочий рассматривать вопросы оккупации украинской территории. В Международном суде ООН Украина на данном этапе будет отстаивать свои права только по отдельным международным договорам, по которым и Киев, и Москва ранее признали юрисдикцию этого суда. 

То, что это правильный ход украинской стороны, доказывает реакция Кремля. Так, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил журналистам, что Россия, как участник разбирательства в Международном суде ООН по иску Киева к Москве, признает его решение. 

«Российская сторона является участником этого разбирательства. То есть, если бы Россия не признавала бы решение суда, то, соответственно, она не являлась бы участником этого разбирательства», — ответил он на вопрос, признает ли Россия решение суда, каким бы оно ни было

Украинский иск базируется на трёх договорах — Конвенции ООН по морскому праву, Конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

После подачи иска некоторые высказывали недоумение, некоторые критиковали иск Украины, а некоторые заявляли, что он вообще не состоятелен и не понятно, почему заявлены именно такие исковые требования (смотрите — Полный текст иска Украины к России в Международный суд ООН в Гааге). В частности, в самой Украине тоже немало разного рода деятелей, которые критикуют действия Украины и обвиняют её в неправильном ведении судебного процесса. Рассмотрим эти обвинения по порядку.

Первое — Украина не предоставила доказательства присутствия российских военных на Донбассе, она настаивает только на «финансировании террористов и передаче им оружия».

Действительно, Украина направила в международный суд ООН иск о нарушении Россией названных выше конвенций, которые Россия ратифицировала и обязана выполнять. В рамках этих конвенций Украина собрала достаточно много доказательств того, что Россия систематически нарушает правовые нормы, содержащиеся в этих международных договорах.

Далее события и действия Украины будут развиваться по следующему алгоритму:

— Украина предоставляет суду доказательства снабжения оружием и деньгами боевиков на оккупированных территориях. Одновременно Украина предоставляет перечень конкретных лиц от России, которые причастны к этому и требует их осудить в соответствии с положениями международной Конвенции.

Этот алгоритм хорошо прослеживается на примере российского БУКА, незаконный ввоз которого на территорию Украины доказано международным расследованием по делу сбитого Боинга МН-17. В данном случае здесь работает и психологический фактор, поскольку рассмотрение дела осуществляется на территории страны, которая наиболее пострадала в результате этой авиакатастрофы.

Так вот, в ходе независимого расследования установлены конкретные военные российские лица, которые отдавали приказы, перевозили БУК и управляли этим комплексом. При этом в материалах расследования называются фамилии российских военных, как рядовых исполнителей, так и их командиров.

— После того, как суд ООН признает доказательства виновности Россия в нарушении соответствующей Конвенции, а по другому, исходя из имеющихся материалов, и быть не может, международный суд должен будет поставить вопрос об ответственности всех причастных лиц. Для этого в ходе судебного процесса судьи будут устанавливать их вину и решать вопрос о мере их ответственности.

Если, как сказал Песков, Россия готова выполнить решение суда, то ей придётся привлекать к ответственности по российскому законодательству высших офицеров Министерства обороны, ФСБ и других лиц, конкретный перечень которых давно сформирован украинским СБУ достаточно тщательно. 

— В случае отказа России от выполнения решения международного суда ООН, а о том, что он будет решен в пользу истца, украинская делегация не сомневается, Украина получит право требовать введения новых санкций против России, а также ставить вопрос на Генассамблее ООН об ограничении права ВЕТО России в Совете безопасности.

Аналогичным образом будет решаться вопрос о нарушении Конвенции относительно искоренения всех форм расовой дискриминации. Этот документ предусматривает чёткую процедуру, которая обязана осуществить страна, в отношении граждан которой другая страна совершает дискриминационные действия.

Процедура предусматривает, что Украина вначале должна направить протест России, что Украина делала неоднократно. Далее дело за Комитетом по ликвидации расовой дискриминации, который должных направить специальную комиссию на оккупированные территории, разработать соответствующие рекомендации и направить их для выполнения в Москву.

Выполнит ли эти предписания , отменит ли он, например, запрет деятельности Меджлиса? Отпустит ли незаконно задержанных в Крыму украинцев и татар? Скорее всего, делать этого не будет.

И вновь, после отказа Москвы выполнить решение Комитета ООН в рамках Конвенции, которую она сама подписала, Украина сможет требовать принятия дополнительных санкционных и других мер к России.

Второе. Почему Украина в данном судебном процессе не требует осудить Россию за военную агрессию?

С формально юридической точки рассмотрение такого вопроса требует отдельной процедуры. При этом, хотя результат получается практически тот же самый, он требует значительно больших усилий, Москве при этом будет легче манипулировать и обвинять всех в политической подоплёке судебного процесса.

Даже в рамках идущего процесса пытаются доказать несостоятельность поданного иска на том основании, что Украина не объявляла военного состояния, не объявляла войну и законодательно якобы не назвала Россию стороной военного конфликта.

С другой стороны, Кремль давно валяет дурку, рассказывает, что «их там нет», что российские главнокомандующий, министр обороны и Генштаб не отдавали приказа о введении регулярных войск в Украину.

Смотрите, к примеру, что происходит с письмом Януковича к Путину о введении войск. Чуркин его зачитал на заседании Совбеза ООН и даже предъявил экземпляр этого письма. Украина получила из ООН его копию. А теперь Кремль и российская Генпрокуратура заявляют, что никакого письма не было, никто его не видел. Чуркина уже нет, его не спросишь, где он взял письмо, которое зачитывал. Не исключено, что это его и погубило. И, как говорится, концы в воду.

Так что Украина поступает абсолютно правильно, действуя наверняка таким образом, чтобы ограничить России возможность манёвра.

Кстати, первый камень в основу будущего обвинения Путина и его окружения был сделан, когда тот же международный суд на основании предварительного отчёта признал факт оккупации Крыма, а Россию — страной агрессором.

Третье. Украину обвиняют в том, что для предъявления обвинения Москве в финансировании террористов, необходимо, чтобы ДНР и ЛНР были официально признаны террористическими организациями Верховной Радой определённым законодательным актом.

Такого рода заявления чистой воды манипуляция, чтобы, как говорится, увести вопрос в сторону. Признавал ли американский Конгресс в законодательном порядке Усаму Бен Ладана террористом, а его организацию террористической? Понятие терроризма зафиксировано нормами международного права, что, конечно же, не исключает возможности принятия внутреннего законодательства на этот счёт.

Терроризм — это конкретные физические, а не юридические действия по совершению террористического акта. В частности, «террористический акт» — это, в том числе, но не исключительно, вооружённый захват зданий, заложников, применение оружия против людей с целью повлиять на принятие решений, которые требует выполнить террорист.

Совершались ли и совершаются ли подобные действия в Донбассе? Безусловно, да. Чего требовали террористы с самого начала, когда захватили  здания СБУ, а затем здания облгосадминистраций в Донецке и Луганске, после чего они, так сказать, упразднили законные местные органы власти? Они требовали от украинских органов власти своего признания в качестве новой власти, а также «особого статуса» для себя и захваченных ими территорий. При этом их заявления носили политический характер.

Таким образом, приходим к вполне логичному и естественному выводу, что Украина подошла к судебному процессу в Гааге с продуманной тактикой, подготовленными доказательствами и аргументами, а украинская делегация действует системно и правильно в рамках разработанной стратегии.

Украина уже одержала большую победу — она обострила внимание всего мира к оккупации Крыма и Донбасса, предоставила дополнительные аргументы в пользу введённых антироссийских санкций и поставила Кремль в позицию оправдывающегося. Причём, если отстраниться от политической и эмоциональной оценки, то нужно признать, что российские представители явно растеряны, их аргументация не убедительна и более похожа на делающиеся на телекамеру политические заявления, чем на юридическую оценку ситуации. При этом, чем больше Москва будет упираться и идти против мирового сообщества, тем более тяжелой будет расплата за содеянное.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.