Домой Видео Видео: Сын и мать Агеевы дают показания, но явно не договаривают

Видео: Сын и мать Агеевы дают показания, но явно не договаривают

23
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Павел Каныгин, спецкор «Новой газеты», в которую обратилась за помощью мать взятого в плен в Донбассе Виктора Агеева, вёл репортаж об их совместной поездке в Украину для встречи Агеевой с сыном.

Они въехали в Украину 21 июля на поезде. Въехали не напрямую через Россию, потому что у матери российского военного нет заграничного паспорта. Далее Агеев сообщает.

«Мы очень опасались, что по внутреннему паспорту ее не пропустят наши, российские пограничники. А украинские пограничники знали, что у Светланы с собой нет заграничных документов. Украинская сторона согласилась в виде исключения принять Светлану Викторовну по внутреннему российскому паспорту.

Пока, мне кажется, я не могу назвать имен и должностей людей, которые представляют украинскую сторону. Назовем их просто представители украинского государства. Подтверждаю: они убедительно объяснили нам свой статус, мы им доверяем. В скором времени, я уверен, мы сможем сказать, кто нам помог и поблагодарим их. Но перенесем это на тот момент, когда обещанная встреча состоится.

Сам Виктор Агеев, как известно, находился в СИЗО города Старобельск, но встреча, я думаю, может быть и в каком-то другом месте.

Украинская сторона нам гарантировала что будет возможность встречи мамы с сыном в нормальных условиях, в том числе — наедине. Всю дорогу по Украине Светлану Викторовну «Новая» поручила сопровождать мне, и я надеюсь, мое присутствие поможет обеспечить спокойной ход всего этого мероприятия.

С тех пор, как видеообращение Агеевой к украинскому президенту Петру Порошенко стало известно широкой публике, с ней на связь из представителей российского руководства, МИДа не выходил никто. Российское телевидение ее ситуацию проигнорировало. Но перед самым отъездом матери ефрейтора позвонил сотрудник ФСБ и дал ей «напутствие»: быть осторожнее. Случилось это сразу после покупки билетов. ФСБ, видимо, дала понять: контора в курсе.

Рано утром мы со Светланой Агеевой приехали на поезде в Харьков, оттуда сразу в Старобельск на машине. Здесь в СИЗО содержится ефрейтор Виктор Агеев. 

Мы зашли внутрь, здесь все было по правилам. Светлана Викторовна написала заявление на свидание, после чего встреча состоялась. Сначала мама увидела сына при журналистах, вместе со мной тут присутствуют коллеги из иностранных изданий, а сейчас Светлана Агеева разговаривает с Виктором наедине. То есть обещания были выполнены.

Виктор выглядит неплохо, но видно, что сильно переживает. Встреча с мамой для него оказалась почти сюрпризом, он только сегодня узнал, что мама приехала к нему. Четыре месяца они не виделись.

Я узнал, что никто из российских представителей за этот уже почти месяц, который Виктор находится под стражей, к нему не приходил. Даже российский консул. Хотя в Харькове есть Генеральное российское консульство.

И также все помнят обращение матери через «Новую газету» к российскому руководству — президенту, министру обороны, к МИДу — с просьбой о помощи.

Сейчас я уже могу сказать кто помогал организовать эту встречу. Это администрация президента Украины Петра Порошенко и это Служба безопасности Украины. Мама Агеева уже высказала им слова благодарности за это.

Еще Агеева беспокоилась, что на территории Украины она столкнется с агрессией. Мама ефрейтора читала комментарии в соцсетях, переживала. Несмотря на то, что сын ее сейчас обвиняется в серьезных преступлениях, к матери тут относятся спокойно,  ей содействуют и идут навстречу.

Агеев и его мать ответили на вопросы сотрудников СБУ, однако явно ощущается, что оба не договаривают, подбирают слова, пытаются отделаться общими фразами. В какой-то мере их можно понять — им еще придется возвращаться в Россию (для Агееева это вопрос времени, который будет зависеть от поведения Кремля), поэтому они говорят «с оглядкой». 

Но в любом случае Украина уже использовала и саму ситуацию, и полученную информацию для  Международном суде, направив туда дополнительные материалы.

В следующем видео обратите внимание на два момента,

1) Российский журналист оправдывает — это не преступление, это война.
Так вы признаете, что ведете войну против Украины? Если это так, объявите об этом и вопрос об «ихтамнет» отпадет сам собой. Но в любом случае понятие военного преступления было и остаётся, оно присутствует в законодательствах всех стран. Кроме того, в других странах есть уже немало примеров судебных процессов над своими гражданами, которые воевали в Донбассе.

2) И неуклюжая «отмазка» Агеева — я ехал в Донбасс не воевать, я не знал, я думал…
Не понятно, на кого рассчитана эта нелепая отмазка на уровне «ихтамнет». Он заключил военный контракт, ему дали приказ ехать в Донбасс, где ведутся военные действия. Он разведчик, во время выполнения задания был взят в плен в составе разведгруппы. И после всего этого — я не знал….