Домой Видео Оффшоры — добро или зло?

Оффшоры — добро или зло?

27
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В воскресенье, 5 ноября,  Международный консорциум журналистских расследований обнародовал очередную партию материалов из так называемых «Документов из райских островов» («Paradise Papers»). Эти документы были использованы в своих публикациях ведущими мировыми изданиями, например, The Guardian,  Sueddeutsche Zeitung, BBC.

«Супер-богачи спрятали в налоговых оазисах 7,9 триллионов евро. Более 600 млрд евро ежегодно перемещаются транснациональными корпорациями с помощью налоговых убежищ», — говорится в опубликованных материалах.

Деньги заводились в оффшоры 19 островных государств: Арубы, Багам, Доминики, Вануату, Самоа, Тринидада и Тобаго и других.

В частности, согласно документам в оффшоры инвестированы около 10 млн фунтов из личного капитала британской королевы Елизаветы II.

The Guardian пишет об использовании оффшоров крупнейшими мировыми корпорациями, такими как Nike, Apple, Deutsche Post, Siemens, Allianz и Bayer.

По меньшей мере 13 человек из ближайшего окружения президента США Дональда Трампа также фигурируют в списках «Paradise Papers».

Начнем с определения понятия офшор (это слово происходит от английского  off shore — «вне берега»). Оффшор это страна или территория c особыми условиями ведения бизнеса для иностранных компаний. Прежде всего, это низкие или нулевые налоги, простые правила корпоративной отчётности и управления, возможность скрыть настоящих владельцев бизнеса. Оффшоры находятся за пределами законодательного регулирования тех стран, компании или физические лица которых владеют оффшорами, что позволяет им не показывать свои доходы в стране, резидентом которой является собственник бизнеса.

В частности, немало заморских британских территорий и владений являются именно оффшорными зонами, а потому многие юристы, бухгалтеры и банкиры, работающие в оффшорной сфере, базируются в Лондонском Сити.

По данным Брука Харрингтона, автора книги «Капитал без границ: менеджеры богатства и один процент», оффшоры используются ультра-богатыми людьми. По его словам, оффшорами пользуются 0,01% супер-богачей, потому что состояния даже в 500 тысяч долларов не достаточно для покрытия сборов, заложенных в оффшорных схемах.

Итак, мы подошли к вопросу — означает ли использование оффшора, что его владелец вообще никаких денег не платит и ничего не теряет. Нет, не означает. Бесплатным не бывает даже сыр в мышеловке — и мышеловку и сыр все равно кто-то оплатил. Оффшор привлекает богатых тем, что при ведении крупного бизнеса, особенно за пределами страны, резидентом которой является собственник, расходы, связанные с налогами, минимизируются.

В то же время оффшорным государствам и территориям выгодно использовать минимальные ставки налогов, либо вообще вводить нулевые ставки. Рассмотрим это на примере княжества Лихтенштейн, в котором довелось побывать.

Карликовое государство в центре Европы. Армии нет, полиции нет, большинства других государственных структур, которые нужно содержать за счет госбюджета, тоже нет. Соответственно, нет необходимости собирать налоги на содержание того, чего нет. Но зато есть население, люди, которых нужно обеспечить работой и зарплатой. Поэтому обязательное условие для владельца оффшорной компании — он должен взять на работу минимум двух местных жителей. Кроме того, некоторые оффшоры открывают там банковские счета, имеют офисы, приезжают в Лихтенштейн по делам, то есть, привозят туда деньги. В результате всем хорошо, все довольны.

А самое главное — речь об оффшорах нужно вести в юридической плоскости. Ведение оффшорного бизнеса не является нарушением закона, они не запрещены международным правом. Один из основополагающих принципов права гласит — всё, что прямо не запрещено законом, разрешено.

Критики оффшоров, как правило, упирают не на юридическую сторону вопроса, а на моральную. Более всего противникам оффшоров не нравится секретность и сокрытие данных о владельцах оффшорного бизнеса. Они говорят — мы должны видеть, что происходит в оффшорах. Нам нужна прозрачность и мы нуждаемся, в том, чтобы показать, что там происходит.

Оффшорные центры в свою защиту говорят, что если бы их не было, то в государствах был бы налоговый беспредел. Поэтому они всего лишь действуют в качестве агентов, помогающих осуществлять свободу перемещения финансов и капитала по всему миру. Если у какого-то государства имеются проблемы с собиранием налогов, то это его внутреннее дело, с которым оно должно разбираться самостоятельно внутри своей страны и предложить бизнесу такие условия, чтобы он не убегал за границу. Кроме того, представители безналоговых зон утверждают, что у них всё чётко контролируется, регулируется,  и полностью соответствуют международному законодательству о финансовой отчётности, а оффшоры всего лишь защищают людей, потенциальных жертв преступлений, коррупции или преследований, укрывая их от нечестных, несправедливых правительств.

Если проанализировать публикации на тему оффшоров, то их сенсационность базируется на двух основных моментах. Первое — эксплуатируется сформированное теми же журналистами негативное отношение к оффшорам, как к чему-то преступному. Второе — берётся широко известное лицо, которое вызывает общественный интерес, и его связывают с оффшором. Всё, сенсация готова!

Например, «райские документы» показали инвестицию в оффшор около 10 млн фунтов, что составляет 13 млн долларов, из частных состояний королевы Елизаветы II. Частной собственностью королевы и её личным капиталом управляет Герцогство Ланкастерское. Частная собственность королевы оценивается в 500 миллионов фунтов.

Но главная фишка даже не в этом. В таких вложения королевы нет ничего противозаконного и в материалах расследования нет данных об уклонении королевы от уплаты налогов. И не может быть. Насколько мне известно, королева освобождена вообще от уплаты налогов. Но зато многие издания разместили публикации о том, что даже английская королева связалась с оффшорами.

Давайте теперь разберём моральную сторону этой «сенсации». Можно предположить, что семья королевы решила часть личных средств вложить в какой-то бизнес. Если бы королева учредила компанию в своём государстве, это действительно могло вызвать кривотолки. Поэтому вполне объяснимо использование в данной ситуации оффшорной схемы. И что в этом такого?