Домой Коротко о главном Заложники и военнопленные — как обменивать будем? По братски или по справедливости?

Заложники и военнопленные — как обменивать будем? По братски или по справедливости?

3
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
A Pro-Russian separatist sits at his position at Savur-Mohyla, a hill east of the city of Donetsk, August 28, 2014. Ukrainian President Petro Poroshenko said on Thursday that Russian forces had entered his country and the military conflict was worsening after Russian-backed separatists swept into a key town in the east. REUTERS/Maxim Shemetov (UKRAINE - Tags: POLITICS MILITARY CIVIL UNREST CONFLICT)

В Интернете бурно обсуждают обещание Путина помочь обмену военнопленными, а также якобы состоявшийся звонок главарям донецких и луганских боевиков.

Началась тема с разыгранного по сценарию предвыборного спектакля под названием «Кум Путина просит Путина обменять пленных». Путин и ранее привлекал Медведчука к такому пиару, позволяя одновременно попиариться и ему.

Обмен пленными на Донбассе не осуществлялся уже больше года, потому что боевики постоянно срывают договоренности или выдвигают заведомо неприемлемые условия, хотя Минские соглашения предусматривают обмен в формате «всех на всех».

И вдруг Путин приехал в монастырь, кстати, лучше бы он там и остался, и на него насел нагрянувший в этот же монастырь специально или случайно (здесь каждый выбирает по своему разумению) его кум Виктор Медведчук, который давненько не появлялся на публике. И под его волшебными чарами, которые усилил Кирилл Гундяев, Путин внял просьбам и согласился — неслыханное дело — позвонить главарям непризнанных республик, к которым, если верить самому Путину и его внешнему рупору Лаврову, они никакого отношения не имеют, чтобы уговорить их на обмен.

Лично у меня большие сомнения насчет того, что именно Путин звонил в Донецк и Луганск. Так и подмывает задать коварный вопрос — обменивать будете по братски, по честному или по справедливости? Ну да бог с ним, лишь бы украинские заложники были освобождены. Однако в этом тоже немало сомнительных моментов.

Украинская сторона неоднократно высказывала готовность передать боевикам для обмена заложниками более 300 человек, но представители «ЛДНР» срывали обмен, предъявляя требования, например, по освобождению людей, которые не имеют никакого отношения к событиям на Донбассе, либо тех, кто совершил тяжкие преступления против Украины, в том числе убийства.

Подконтрольные Кремлю террористы явно демонстрируют, что они не готовы к формату обмена «всех на всех». Раз так, значит идёт игра, потому что они важные вопросы без санкции Кремля не решают. Значит, у них есть негласная установка тянуть время, создавать видимость готовности к обмену и обвинять украинскую сторону в том, что обмен не состоялся.

Например, боевики выдвигают требования на выдачу Украиной около 600 человек, но в этот список включены криминалитет, обвиняемые в расстреле Небесной сотни, а также террористы из Харькова и Одессы, виновные в смертях людей.

Понятно также, что Путину очень хочется на фоне усиливающихся санкций переложить вину за невыполнение Минска на Украину, поэтому публично он заявляет о готовности содействовать мирному процессу, но его действия, а также действия его марионеток показывают, что создается только видимость готовности выполнять Минские договорённости.

Скорее всего, театрализованное действо в церкви с обещанием Путина, созвон с лидерами террористов рассчитаны на российского избирателя, чтобы показать ему, какой нацлидер крутой, могучий и добрый. Телевизионная картинка , конечно, немного адресована и цивилизованному миру, чтобы показать, с кем нужно иметь дело, чтоб договориться с террористами.

Но даже если обмен состоится, вряд ли он будет в Минском формате «всех на всех», поскольку это не в интересах Путина. Ведь если у террористов не останется ни одного заложника, если будет урегулирована ситуация в Донбассе, зачем тогда нужен Путин? Он прекрасно это понимает, потому подогревает интерес к себе подобными шоу.

За такими показушными заявлениями кроется циничный расчет. Посмотрите, как  иронично-цинично улыбаются друг другу Путин и Медведчук, обсуждая обмен пленными. Кремлю нужны подобные показушные гуманитарные миротворческие инициативы для хорошей картинки и создания имиджа доброго Путина.

Кроме того Путин настойчиво убеждает Украину и мир, что переговоры по Донбассу необходимо вести напрямую с главарями террористов, чтоб хотя бы на таком уровне добиться их признания, как самостоятельных участников переговорного процесса. Поэтому своим обещанием он решил подтолкнуть к этому Киев, зная заинтересованность украинского руководства в освобождении заложников. Уже сейчас раздаются голоса, что вот Путин не стыдится ради пленных позвонить в Донецк и Луганск, а киевская власть людьми не дорожит, потому отказывается общаться с террористами напрямую.

В российских СМИ, а также в сепаратистских изданиях тут же подхватили эту идею и на все лады расхваливают Путина, убеждая, прежде всего, самих себя, что телефонный звонок Путина означает также признание так называемых республик. Это счастливое повизгивание напоминает радостный крик из популярного фильма — «Господин назначил меня любимой женой!».

Истинные намерения и мотивы поведения Путина помогает понять отноршение к нему американского президента Дональда Трампа, который сказал, что продолжит сотрудничать с российским президентом по глобальным проблемам, в которых есть взаимный интерес их стран.

Как пояснила спикер Белого дома Сара Сандерс, Трамп «действительно считает, что есть места, где мы можем работать с Россией, в частности, будь то Сирия, Северная Корея или другие большие глобальные проблемы, с которыми сталкивается мир. И это было в центре внимания президента, и он будет продолжать искать способы работать с ними, чтобы помочь Америке».

Представьте, что на планете исчезли все горячие точки, все конфликты, которые создала или в которых участвует Россия. Представьте также, что мир избавился от ядерного оружия и его не стало, в том числе, в России. О чём можно при таких условиях говорить с бензоколонкой? Будет ли российский президент представлять какой-то особый интерес для остального мира? В крайнем случае, его пригласят поучаствовать в каком-то саммите по обсуждению гуманитарных, климатических или экономических вопросов. Но пригласят как равного другим.

А теперь вспомните, как вел себя Путин на встречах по вопросам климата или экономики? Он откровенно скучал. Ему нечего было сказать, потому что он далек от этого. Кроме того, не в его характере быть на равных — ему ведь кто-то внушил, что он солнцеликий, особенный, сильный лидер великой страны. Так что самонадеянно ждать, что Путин согласится отпустить всех заложников, удерживаемых террористами. Вряд ли он захочет оставаться без козырей в кармане.