Домой Досье Бывший украинский милиционер рассказал, как он помогал россиянам захватывать Крым

Бывший украинский милиционер рассказал, как он помогал россиянам захватывать Крым

117
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Российское издание Новая газета взяло интервью у Владимира Мерцалова — одного из главных действующих лиц «крымской весны», который входил в состав так называемой самообороны, координировал действия российских силовиков в Крыму, а также активно участвовал в захватах симферопольского аэропорта, украинских управлений СБУ и МВД, вел переговоры с воинскими частями и киевским главкоматом ВМФ на предмет их капитуляции. 

После «референдума» Мерцалов занял важное положение в администрации нового главы Крыма Сергея Аксенова, возглавив Комитет по противодействию коррупции.

Утром 23 февраля 2014 года Владимир Мерцалов, бывший офицер украинской милиции и глава республиканского профсоюза работников МВД, собрался со своими товарищами у здания Госсовета в Симферополе. Тогда он ещё не знал, что в это время в Кремле Владимир Путин давал установку руководителям российских спецслужб и Минобороны «начать работу по возврату Крыма в состав России».

По словам Мерцалова, встреча переросла в стихийный митинг, в толпе «кто-то бросил клич — создать самооборону», в которой он согласился под руководством Сергея Аксенова возглавить в одно из подразделений. Свои действия Мерцалов согласовывал с Олегом Белавенцевым — бывшим высокопоставленным сотрудником Министерства обороны России, а ныне — членом Совбеза и полпредом президента по Крымскому федеральному округу.

Аэропорт

«27 февраля моя рота осуществляла захват аэропорта Симферополя. У нас была информация, что на аэродром собираются приземлиться самолеты украинских ВВС — мы должны были помешать им, перекрыв взлетно-посадочные полосы с помощью легковых машин. Когда мы оцепили аэропорт, ко мне подбежал парень, как я узнал впоследствии, это был Игорь Стрелков. «Володя, продержитесь еще немножко. Из Севастополя едет подкрепление», — говорил он мне. Я внешне сохраняю хладнокровие, а сам думаю, что байкеры едут — ну а кто еще к нам может приехать?» — вспоминает Мерцалов.

Спустя полчаса к аэропорту подъехали десять грузовиков — государственные номера на машинах отсутствовали, но Мерцалову стало понятно, что на помощь прибыл российский военный контингент: «Из машины выскочили бойцы в «тяжелом», с современным оружием — оптические прицелы, все дела. Я подошел к их командиру, подполковнику, представился: «Мерцалов, командир четвертой роты!». Мне сначала показалось, что это спецназ ГРУ, а потом выяснилось, что это десантники. Они затем помогали при захвате Госсовета и Совмина».

По словам Мерцалова, он расставил караул и разместил снайперов на вышках аэропорта, которые лично взламывал. «Охранник аэропорта Иван Иваныч ходил за мной, пиндел, пиндел: «Владимир Викторыч, шо ты делаешь, хватит тут все ломать, меня ж потом украинская власть прикончит!» Я ему говорю: «Иван Иваныч, все, Россия пришла, прекращай мне тут воду мутить!» А он смотрит на меня растерянно, ничего не соображает. Народ-то еще не понимал ничего…» — рассказывает он.

Расставив бойцов по периметру, Мерцалов отправился в соседнюю просеку, где «партизанили» несколько десятков крымских татар: «Я буквально за руку потащил одного из них в вестибюль аэропорта, к тому моменту заваленного боеприпасами. Смотри, говорю, пойдете на аэропорт со своими дубинками — эти будут стрелять!»

Утром же, когда зарубежные телеканалы вовсю показывали сюжеты о «зеленых человечках», Мерцалов (на тот момент не названный в титрах «боец самообороны») держал удар перед российскими и украинскими репортерами, опровергая взаимодействие сил самообороны с группировкой российских войск. «Ну меня допытывали: «Это российские войска?» А я отмахиваюсь: «Я откуда знаю? Я же не эксперт. Опознавательных знаков у них нет. А то, что у них автоматы Калашникова — так полмира с ними ходит». В общем, дурака пришлось врубать…»

Из аэропорта Мерцалова отозвали в военный гарнизон «Бельбек». После операции в аэропорту Сергей Аксенов назначил Владимира Мерцалова советником по взаимодействию с правоохранительными органами. Первым заданием стала координация сил самообороны на Перекопском перешейке.

«На Перекопе мы сделали блокпост, выставили «гнезда», заминировали поля… Мало кто знает, но крымский «Беркут» в большинстве своем на базе сидел, поэтому на блокпосту их было всего человек 30. Остальные — кубанские казаки, переправившиеся в Крым в составе нескольких сот человек. Они были и на Перекопе, и в Армянске.


Оперативное видео начала оккупации Крымак, захвата правительственных зданий и обеспечения принятия нужных решений по проведению «референдума.


Захват воинских частей

Самой важной функцией Мерцалова в период «крымской весны» стали контакты с командирами украинских воинских частей. Мерцалов возглавлял переговорную группу, в которую помимо прочих вошли бывший зампред Совмина, а ныне его делегат в Совете Федерации Ольга Ковитиди и сенатор, вице-президент объединения военных ветеранов «Боевое братство» Дмитрий Саблин.

«Мы довольно легко убеждали украинских командиров. Исключением, по его словам, стала воинская часть 1-го отдельного батальона морской пехоты ВМС Украины в Феодосии, захват которой был реальным, а не постановочным.

Помимо разоружения украинских воинских частей Мерцалов принял участие еще в одной важной миссии: 5 марта он встречал зампредседателя Госпогранслужбы Украины, генерал-полковника Михаила Коваля, который, как сообщается в документальном фильме, «вез украинским пограничникам приказ стрелять на поражение». Судя по рассказу Мерцалова, утверждение автора фильма было не совсем корректным: «Он приехал на переговоры с пограничниками. Я его возил по погранотрядам: в Балаклаву, в Ялту… Сначала мы приехали в главное управление погранвойск Крыма, построили личный состав. Я ему сказал: «Два условия: без призывов к войне и, пожалуйста, не надо обращаться на украинском языке». Он условия выполнил — обращаясь к пограничникам, сказал: «Кто хочет переехать на Украину, мы будем рады, остальные — пожалуйста, оставайтесь». Я после него тоже обратился к пацанам: вы сначала съездите на Украину, посмотрите, где и как будете жить, а потом принимайте решение. 

Со слов Мерцалова, обеспечить Ковалю безопасность в Крыму его просили «генералы из Москвы»: «Мне звонили его однополчане, говорили: «Владимир Викторыч, он — афганец, абсолютно порядочный человек. Может, еще перейдет на нашу сторону. Уберегите, пожалуйста». Я не совсем с этим справился, потому что в Ялте его «неожиданно» похитили из нашего автомобиля».

Из документального фильма следует, что Коваля из автомобиля Владимира Мерцалова похитили активисты севастопольского мотоклуба «Ночные волки», но Мерцалов с улыбкой поправляет: «Правильнее сказать, что его похитили люди в куртках «Ночных волков». Косухи байкеров у спецов даже не сходились».

В Симферополе Коваля посадили в самолет и отправили в Киев. Больше визитов украинских чиновников в Крым не было — и 16 марта местные власти провели «референдум».

«Кадры»

В конце апреля 2014 г. Владимир Мерцалов был представлен к двум государственным наградам — ордену Мужества и медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. К первой награде его представлял Олег Белавенцев, ко второй — директор ФСБ Александр Бортников.

9 Мая Владимир Путин в штабе ВМФ в Севастополе вручил Мерцалову орден Мужества.

На следующий день после референдума Сергей Аксенов подписал приказ о переводе военнослужащих ВСУ и сотрудников украинских правоохранительных органов в соответствующие структуры Крыма, возложив контроль за этим на Владимира Мерцалова. Таким образом, Мерцалов фактически стал главным «кадровиком» республики — его кандидатуры впоследствии были утверждены российским руководством. Одними из первых, рекомендованных Мерцаловым, по его словам, стали министр внутренних дел и прокурор.

«Вообще министром должен был быть Юрий Абисов — бывший командир крымского батальона «Беркут», сейчас он командует республиканским подразделением МВД СОБР. Но он перенес две тяжелые операции на сердце и честно признался, что не сможет. При этом попросил назначить брата. 

С кандидатурой прокурора, по его словам, оказалось несколько проще: «Серега [Аксенов] требовал от меня найти ему прокурора. Ему, такое ощущение, было не важно, кто им станет, — лишь бы кто-то уже начал наводить порядок. Мне позвонила Оля Ковитиди (ныне — сенатор от Крыма. — А. С.): «Володь, тут есть Наташа Поклонская, уволилась из Генпрокуратуры Украины сразу после Майдана, приехала из Киева. Ты ее помнишь».

Дело в том, что мы с кубанскими казаками захватывали прокуратуру. Это было похоже на кинофильм — пустые кабинеты, всюду валяются документы. И только трое молодых пацанов в прокурорских мундирах с безучастными лицами да одна хрупкая белокурая девочка. Я накинул на эту девочку бушлат, вывел из здания. Это была Наташа. Мы с Олей [Ковитиди] привели ее к Серому [Аксенов], он заулыбался: «А вы сможете взять на себя такую ответственность?» — обращается к ней. А Наташа не растерялась: «Конечно, я наведу тут порядок!».