Домой Досье Судебный поединок Украины и России. Цена вопроса более $100 млрд.

Судебный поединок Украины и России. Цена вопроса более $100 млрд.

67
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Начало — Судебный поединок Украины и России. Какой счёт? Часть 1.

Видеоверсия

Накануне решения Стокгольмского арбитража в деле газовых контрактов Украина и Россия обменялись энергетическими ударами в Донбассе и в Молдове.

Начнём с Донбасса.

Блокада оккупированных территорий Донбасса, как и прогнозировалось, закончилась определёнными потерями для Украины. Впрочем, сценарий, на которой пошёл Кремль, оказался весьма сомнительным — прикрывшись блокадой, боевики объявили о введении внешнего управления, или говоря иначе, о «национализации» предприятий энергетической отрасли, размещённых на контролируемой ими территории.

Ранее эти теплоэлектростанции, шахты и обогатительные фабрики фактически выполняли роль обособленных промышленных площадок украинских компаний. Продукция например шахт, поступала энергогенерирующим компаниям по внутриукраинской цене, а налоги от реализации платились в украинский бюджет. По замыслу Москвы, отныне «национализированные» предприятия должны платить налоги в бюджеты непризнанных республик. Таким образом, явно просматривается желание снизить свои расходы на финансирование боевиков и перенести это бремя на плечи Украины.

Конечно, на такие условия Украина пойти не могла, а потому ввела в действие решение СНБО о прекращении перемещения товаров с оккупированных территорий., поскольку дальнейшая поставка угля и металла от расположенных там предприятий означала бы прямое финансирование террористов.

В связи с этим, интерес вызывают два вопроса. Первый — как Украина сможет выйти из ситуации острого дефицита антрацита, который добывался именно на неконтролируемой территории, и второй — смогут ли в Донецке и Луганске организовать автономную работу энергетических предприятий, инфраструктурно связанных с Украиной?

Украина со своей стороны уже отреагировала на изменившуюся ситуацию. Минэнерго пересмотрело энергобаланс на 2017 год, в котором уменьшило долю генерации уголь ных ТЭС. Этому помогло также то, что в сейчас можно увеличить нагрузку на маневренную гидрогенерацию. Кроме того, состоялось перераспределение в структуре генерации — уменьшена нагрузка на антрацитовые блоки ТЭС, вместе с тем увеличена нагрузка на электростанции, работающие на газовых марках угля. И государственные и частные шахты сейчас настроены на увеличения добычи газового угля на контролируемой территории.

Впрочем, это не освобождает от необходимости импорта дополнительных 5 млн тонн антрацита до конца года. На самом деле потребность в импортном угле больше, но именно такова на данный момент пропускная способность морских портов. Судя по всему, руководство настроено избегать импорта антрацита по железной дороге из России, поскольку через разные схемы в Украину может завозиться продукциятак называемых «национализированных» шахт. Остаток дефицита придётся компенсировать за счет импорта угля из Польши.

Теперь обратим свой взор на Молдову.

Асимметричным ответом Украины на кремлёвский удар по энергетике в Донбассе стало достижение договорённостей относительно экспорта излишков атомной энергии в Молдову. Дело в том, что наряду с дефицитом угля для ТЭС, в Украине есть профицит атомной электроэнергии. Но атомная генерация не может полностью заменить генерацию ТЭС, которая работает в базовом, а не в маневровом режиме. А это принципиально разные виды генерации, которые выполняют разные функции. Итак на фоне чрезвычайной ситуации в электроэнергетике, вызванной перекрытием снабжения угля, атомные блоки АЭС могут быть вынужденно остановлены из-за недозагруженности.

В этом контексте экспорт излишков атомной генерации в Молдову позволит дозагрузить мощности АЭС и обеспечить дополнительный источник валютных поступлений, что особенно важно с учётом необходимости импорта угля. Предварительно объем дополнительных поступлений оценивается на уровне $150 млн. Кроме того, такое сотрудничество позволит смягчить последствия блокады для украинских промышленных потребителей электро энергии.

Не менее значимым является также политический аспект экспорта электроэнергии в Молдову, которую до недавнего времени поставляла Молдавская ГРЭС, расположенная на не подконтрольном официальному Кишиневу Приднестровье. Эта ГРЭС является наибольшим плательщиком налогов в сепаратистской Приднестровской Молдавской Республике и принадлежит российской энергетической компании «Интер РАО».

Фактически там был реализован сценарий, который Москва старалась продавить в Украине после захвата шахт в Донбассе, — финансирование прокремлёвских сепаратистских анклавов за счет страны жертвы:

До этого «Газпром» снабжал газом Молдавскую ГРЭС, там вырабатывали электроэнергию, которую продавали в Молдову, а налоговые отчисления с МолдГРЭС наполняли бюджет сепаратистской ПМР, Одновременно МолдГРЭС не платила за полученный газ «Газпрому», и этот долг зачислялся как государственный долг Молдовы.

С началом украинского экспорта в Молдову эта схема будет сломана. Далее всё зависит от самой Молдовы и от того, ограничится ли экспорт поставкой излишков атомной энергии, или Украина заберёт на себя полное энергообеспечение этого соседнего государства.

Теперь вернёмся к теме судебных поединков между Украиной и Россией.

Подходит к завершению судебный процесс между Газпромом и Нафтогазом Украины в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма, решение по которому относительно контрактов на поставку газа можно ожидать в конце апреля. Относительно контрактов на транспортировку газа предварительно объявлено, что решение будет вынесено в июне этого года.

Тем временем, чем дольше длится процесс, тем более возрастают суммы исковых требований с обеих сторон. Украинская сторона оценивает решения в пятьдесят миллиардов долларов, Вместе с тем россияне надеются на $80 млрд, из которых 30 млрд начислено за будущий период до 2019 года, то есть, до завершения контракта. Следует заметить, что если «Нафтогаз» обжаловал оба контракта — на поставку и на транспортировку газа, и суммы исковых требований распределены приблизительно равномерно, то юристы «Газпрома» сконцентрировались именно на контрактах на поставку газа, а именно, на формулу — бери или плати.

Астрономичность заявленных спорящими сторонами сумм заставляет экспертов отслеживать процесс и обсуждать разные сценарии развития событий. В первую очередь, конечно, обсуждается самый неприятный для Украины вариант — удовлетворение в полном объеме исковых требований «Газпрома». Хотя вероятность такого решения крайне низкая, представители Нафтогаза всё же подчеркнули, что долги компании не гарантируются государством. Точно так не будет попадать под конфискацию в случае проигрыша дела, украинская газотранспортная система.

В любом случае «план Б» у Украины есть. Например, реализовать вариант, о котором говорят давно — ликвидировать компанию Нафтогаз, тем более, что в случае проигрыша дела её можно смело объявлять банкротом. А далее, в связи с банкротством и ликвидацией Нафтогаза, перед Россией ставится вопрос о прекращении действия контракта, который заключила Тимошенко, а также контракта на транспортировку российского газа в Европу. Соответственно, если Газпром хочет и далее поставлять газ Украине и транспортировать его в Европу через украинскую газотранспортную систему, нужно будет заключать новый контракт, чего давно добивается Украина и чего упорно избегает Россия.

Таким образом, на энегетическом фронте в поединке между Украиной и Россией счёт пока 1-1, но впереди суперфинал с ценой вопроса $80 млрд.

Кроме того, даже если война между Россией и Украиной в Донбассе будет заморожена, юридическое сражение между Путиным и Порошенко накаляется всё больше. Сумма исков, которые Украина и Россия подали друг против друга в европейские суды, давно перевалила за $100 млрд. По итогам 2016 года Украина требовала от России более $65 млрд, а Россия по иску Газпрома взвинтила сумму до 80 млрд.

Но эти данные приведены без учёта иска против России за аннексию Крыма, рассматриваемого Международным Судом в Гааге, по которому, в случае положительного исхода дела, Украина намерена взыскать с России по минимуму 40 миллиардов долларов в качестве возмещения ущерба. Но эта сумма будет увеличиваться по мере продолжения оккупации.

Кроме дела Нафтогаз против Газпрома, находится в стадии рассмотрения иск государственного Ощадбанка, который подал арбитражные претензии к России в Стокгольме за активы, потерянные в Крыму. Ощадбанк стремиться взыскать около 15 миллиардов гривен, но это дело может длиться три — четыре года.

Пять арбитражных исков подали другие украинские компании, в том числе Укрнафта, ПриватБанк, и Аэропорт Бельбек, против России в Гаагский суд за убытки, связанные с аннексией Крыма. В исках утверждается, что Россия нарушила двусторонние инвестиционные договоры с Украиной. Россия ранее заявляла, что она не собирается принимать участие в этих судебных процессах, ссылаясь на то, что указанное соглашение не может служить основанием для арбитража, однако окончательное слово будет за международными судами.